Весьма важная группа обязанностей иудеев

связана с жертвоприношениями и строгим соблюдением требований к ним и ритуалам. Согласно действующим правилам и ритуалам жертва в виде животного «должна быть без порока, мужского пола, из крупного скота, из овец и из коз», только тогда она «.будет угодною Богу» и только тогда она принесет благоволение Бога. Жертва должна приноситься только иудеем, но «никем из посторонних». В книге Левит в связи с этим существует особый запрет на приношение в жертву животного, взятого «изТребования строгого соблюдения обязанностей в публично-правовой сфере, ритуалов, заповедей и содержащихся в них запретов

сопровождались, как правило, или поощрительными, или же принудительными санкциями.

«Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их»2,— говорится в одной из заповедей Бога Моисею и всем иудеям, то: 1) «Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастания свои, и дерева полевые дадут плод свой»; 2) вы будете «есть хлеб свой досыта, и будете жить на земле (вашей) безопасно»; 3) «пошлю мир на землю (вашу), ляжете и никто вас не обеспокоит»; 4) «сгоню лютых зверей с земли (вашей), и меч не пройдет по земле вашей»; 5) благословлю вас, «плодородными сделаю вас и размножу вас»; 6) «буду тверд в завете Моем с вами»; 7) буду жить среди вас, «буду вашим Богом, а вы будете моим народом»3.

Однако «если же вы не послушаете Меня и не будете исполнять всех заповедей сих», формулировалась устами Бога санкция,— и если «презрите» мои «постановления» и «законы», то «Я поступлю с вами так»: 1) «пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и измучится душа, и будете веять семена ваши напрасно, и враги ваши съедят их»; 2) «сломлю гордое упорство ваше, и к тем, чтобы земля ваша не дала произрастений своих»; 3) пошлю на вас зверей полевых, которые лишат вас детей, истребят скот ваш и вас уменьшат, так что опустеют дороги ваши»; 4) «наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет»; 5) «города ваши сделаю пустынею и опустошу святилища ваши»; 6) «опустошу землю вашу так, что изумятся о ней враги ваши, поселившиеся на ней»; 7) «рассею вас между народами и обнажу вслед вас меч и будет земля ваша пуста и города ваши разрушены»; 8) «оставшимся же из вас пошлю в сердца робость в земле врагов их, и шум колеблющегося листа погонит их, и побегут как от меча, и падут, когда никто не преследует»4. И в заключение: «И погибнете вы между народами, и пожрет вас земля врагов ваших», а «оставшиеся из вас исчахнут за свои беззакония в землях врагов ваших и за беззакония отцов своих исчахнут»5.



Говоря о преобладании в системе иудейского права обязанностей, требований, запретов и ограничений перед правами и свободами, следует иметь в виду во избежание недопонимания, во-первых, условность выделения в религиозных правовых системах, особенно в теократических государствах, подсистем публичного и частного права, а во-вторых, условность отделения прав и свобод от обязанностей.

1 Толковая Библия... Книга Исход. Гл. 20. С. 481. 2 Там же. С. 497. 3Там же. С. 497, 498.

4 Толковая Библия... Книга Левит. С. 498, 499. 5 Там же. С. 500.

Четвертая черта иудейского права — многофункциональный его характер, проявляющийся в том, что оно выполняет не только стандартные, присущие любой правовой системе функции (регулятивные, воспитательные и др.), но и свои собственные, присущие только ему. Речь идет прежде всего о функциях, связанных с формированием еврейского сообщества и поддержанием его на протяжении многих веков в духовно-нравственном и религиозном единении. Это своего рода объединительная функция иудейского права, возникшая на религиозной основе.

Отмечая уникальность и социальную значимость данной функции, венгерский ученый Г. Гече писал, что «религиозная идея заключения договора (между Богом и иудейским народом.— М. М.) на горе Синай имела общественное звучание: сыновья Израиля являются избранниками Бога, осознание ими своей принадлежности к Яхве, вера в общего Бога превращают в единый народ». И далее: «Законы этого народа формировались постепенно, по мере перехода к оседлости и складывания государства, но составители Библии верили, что данные законы родились в древние времена, в момент заключения с народом завета через посредника в лице Моисея»1.

Соблюдение одних и тех же законов, возникших на одной и той же религиозной основе, одних и тех же заповедей, обычаев, а позднее национальных и иных традиций, несомненно, объединяло иудеев независимо от того, проживали ли они на своей исторической родине или в других странах, выступало одним из важнейших факторов формирования и сохранения их сообщества.



Разумеется, были и иные факторы, способствовавшие единению иудеев. Одним из таких факторов Ф. Достоевский считал, например, существование у иудеев так называемого «государства в государстве», которое они сохраняли «всегда и везде, во время самых страшных, тысячелетних рассеяний и гонений своих»2.

Под этим термином, не имеющим ничего общего с традиционным понятием государства, великий писатель понимал такие, с его точки зрения, особенности иудеев, как «отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность (с другими народами), вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность — еврей, а другие хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их и не существовало» . В подтверждение своей мысли Достоевский ссылается на одну из заповедей, обращенную к иудеям: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у Бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся...»4. Вот «суть идеи этого государства в государст-

1 Гене Г. Библейские истории. Ч. 1. Ветхий завет. Ч. 2. Новый завет. М., 1989. С. 92.

2 Достоевский Ф.М. Еврейский вопрос. С. 8. 3 Там же. 4 Там же. С. 8, 9.

ве»,— делал вывод автор и заключал, что «конечно, есть внутренние, а может быть, и таинственные законы, ограждающие эту идею»1.

Не касаясь других причин и факторов, способствовавших единению иудеев, следует еще раз подчеркнуть, что иудейское право, построенное на религиозных догматах, играло и играет при этом весьма важную роль.

Значительная группа функций иудейского права связана не только с воздействием его на повседневную экономическую, социально-политическую и иные сферы жизни общества, но и на современное израильское право.

Как отмечается в научной литературе, иудейское право в его нынешнем виде «не всегда является результатом системного мышления», а носит скорее «эмпирический» и «догматический» характер, поскольку в представлении применяющих его раввинских судов и самих являющихся оплотом этого права раввинов оно дается Богом «навечно, для соблюдения его всеми поколениями народа Израиля»2. Несмотря на эти и другие отмечаемые разными авторами недостатки иудейского права, оно тем не менее оказывает весьма действенное влияние на современное израильское право.

Об этом свидетельствует прежде всего само действующее законодательство Израиля, которое, по словам еврейского ученого Б. Лифшит-ца, «вне всякого сомнения, в значительной своей части было сформулировано и оформлено в соответствии с требованиями иудейского права или же в той или иной мере было подвержено влиянию со стороны его»3. На это же указывается и в многочисленных исследованиях, посвященных взаимосвязи и взаимодействию иудейского и израильского права4. При этом особо подчеркивается, что традиционное и широкоох-ватывающее влияние иудейского права на современное израильское право сказывается не только на его различных институтах и на его содержании, но и отчасти на его понятийном аппарате и правовом толковании5. Даже Декларация независимости Израиля, принятая в 1948 г., утверждающая по аналогии с декларациями других демократических государств основные принципы, на которых должно базироваться само государство, а также права и свободы граждан, закрепила положение о том, что «Государство Израиль основано на принципах свободы, справедливости и мира в их понимании израильскими пророками»6.

Пятая черта — ограниченный характер прямого регулятивного воздействия иудейского права на израильское общество и рас-

1 Достовеский Ф.М. Указ. соч. С. 9. 2 Falk I. Jewish Law. P. 46. 3 Lifshitz В. Israeli Law and Jewish Law — Interaction and Independence. P 507.

4 Englard I. Law and Religoon in Israel. P. 187—205; Englard I. The Sources and Nature of Jewish Law and its Applicaion in the State of Israe // Israel Law Review. 1969. № 4. P. 80—140.

5 Englard I. Law and Religion in Israel. P. 186—189. 6 Конституционное право зарубежных стран / Под общей ред. М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо, Л. М. Энтина. С. 804—805.

пространение его на евреев, проживающих на территории других стран.

В отличие от ранних стадий своего развития и от других правовых систем современное иудейское право не оказывает прямого регулятивного воздействия на все общественные отношения, возникающие в пределах израильского общества и государства. Сфера его непосредственного влияния в настоящее время — это система отношений, являющихся объектом семейного права. Более того, это прежде всего система отношений, возникающих между людьми в процессе и в результате бракосочетаний и разводов.

Иудейское право, говорится по этому поводу в израильской юридической литературе, будучи неотъемлемой составной частью правовой системы современного Израиля, «формирует собой персональное право граждан еврейской национальности в отношении дел, касающихся их личного статуса»1. Это означает, что с помощью иудейского права в настоящее время решается круг таких вопросов, касающихся лично каждого еврея, как вопросы «бракосочетаний и разводов, материального содержания членов семей и алиментов», вопросы «воспрещения» (ограничения в се-мейно-брачных отношениях недееспособных лиц) и «управления» в отдельных случаях «рассеянной (absent) личной собственностью»2. Кроме того, иудейское право регулирует отношения, касающиеся «иудейского религиозного милосердия и богослужения, а также вопросы интерпретации религиозных концепций», в том числе касающихся бракосочетаний и разводов «иностранных евреев», проживающих в Израиле3.

Относительно узкая сфера прямого регулирования общественных отношений4 с помощью норм иудейского права вовсе не означает, что оно не имеет влияния на все иные общественные отношения. Такое влияние осуществляется опосредствованно, через систему правовых норм, установленных государством, при активном воздействии на процесс правотворчества и правоприменения со стороны иудейского права.

В качестве примера можно сослаться на так называемое «диетическое право иудейской религии», нашедшее свое отражение в действующем законодательстве Израиля относительно ограничения разведения свиней, которые, как известно, согласно иудейской религии являются «грязными животными», запрещенными к употреблению евреями Торой. В течение многих веков, напоминается в исследованиях иудейского права, свинья была «символом выражения ненависти и презрения христиан к иудеям»5. В силу этого под влиянием иудейских религиозных норм и обычаев в Израиле были приняты законы (The Pig-Raising Prohibition Law, 5722—1962), запрещающие под угрозой наказания в виде огром-

1 Folk L. Jewish Law. P. 128.

2 Ibidem. 3 Ibidem.

4 Подробнее об этом см. ниже.

5 Hecht A. Legal Restrictions on the Freedom of Occupation.In: Yadin U. (ed.). Israeli Reports to the Seventh International Congress of Law. Jerusalem, 1966. P. 89.

ных штрафов держать, выращивать и зарезать свиней . Исключение из этого правового запрета составляют лишь специально обозначенные в законах места, «где проживает в основном христианское население»2.

Ограниченный характер непосредственного регулятивного воздействия иудейского религиозного права внутри израильского общества в определенной мере «компенсируется» распространением его на евреев, проживающих в других странах. Здесь также речь идет прежде всего о религиозных нормах, обычаях и ритуалах, касающихся прежде всего заключения и расторжения браков3.

В израильской юридической литературе в связи в этим особо подчеркивается, что «иудейское право не претендует на универсальную или территориальную законность». Оно является «персональным правом каждого и всех евреев, независимо от их места постоянного проживания, гражданства и даже веры»4. Ибо «еврей даже тогда, когда он принимает другую веру, все равно остается евреем, хотя он может при этом утратить определенные права»5.

Последнее предопределяется «библейским подходом к отождествлению религии с политическими институтами и определением верности Израилю не только в силу происхождения человека», но и его «ново-обращения», «прозелита» или, что одно и то же, его перехода в другую веру6.

Другие особенности иудейского права, выделяющие его среди иных религиозных и светских правовых систем,— это ярко выраженный целевой национальный и социальный характер, его довольно органичное сочетание как религиозной правовой системы со всей остальной израильской правовой системой, наличие у него особых, специфических источников права, а также принципов, лежащих в основе всей системы иудейского права и одновременно пронизывающих ее.

1 Falk Z. Jewish Law. P. 28.

2 Толковая Библия... Книга Исход. Гл. 20. С. 336, 337. 3 Там же. С. 337. 4 Там же.

рук иноземцев», потому что «на них повреждение, порок на них» и «они не приобретут вам благоволения»1.

1 См.: Покровский Э. Я. Разделение еврейского царства. СПб., 1896; Богородский Я. А. Еврейские цари. Казань, 1884, и др.

1 См.: Falk Z. Jewish Family Law // International Encyclopedia of Comparative Law. L., 1983. P. 28—54.

2 Бренье Ф. Евреи и Талмуд. Париж, 1928. С. 5.

3 Давид Р. Основные правовые системы современности (Сравнительное право). С. 46.

4 Давид Р., Жоффре-Спинози К Основные правовые системы современности. С. 26.


vi-gotovites-vstrechat-detej.html
vi-govorite-chto-mi-vibiraem-svoih-roditelej-a-vibiraem-li-mi-svoih-detej-kakova-dolya-otvetstvennosti-roditelej-i-detej-v-etom-vibore.html
    PR.RU™